Коллегия адвокатов Рогачев Высоцкий и партнеры

г. Москва

Пресненская наб., д. 8, стр. 1

+7 (495) 120-07-05

Адвокаты на связи

info@advokat.moscow

Прием документов

Рогачев, Высоцкий и Партнеры

ГлавнаяСудебная практикаСубсидиарная ответственностьЗащита от солидарной субсидиарной ответственности при банкротстве в размере 466+ млн. ₽

Защита от солидарной субсидиарной ответственности при банкротстве в размере 466+ млн. ₽

Адвокат: Рогачев Андрей Александрович

Статус: Представитель Ответчиков

Контактный телефон:
+7 495 120-07-05

Арбитражный суд
Краткое описание

Дело № А40-128284/15-24-335

Стороны
Наименование
Истец
Конкурсный управляющий ООО КБ «Инвестиционный союз» в лице ГК «Агентство по страхованию вкладов»
Ответчик
Расулов Морис Рамазанович, Козорезов Евгений Федорович, Леонов Юрий Георгиевич, Фарманов Джавад Рахманович, Гаджиева Наима Изафудиновна, Бунеева Ольга Викторовна, Арсланов Али Ахмедович
Предмет спора:
О взыскании убытков в виде реального ущерба в размере 466 500 000 рублей по делу о несостоятельности (банкротстве) ООО КБ «Инвестиционный союз».
Результат:
Дело выиграно в интересах Доверителя. Во взыскании убытков с Козорезова Евгения Федоровича, Леонова Юрия Георгиевича, Фарманова Джавада Рахмановича, Арсланова Али Ахмедпашаевича в размере 466 500 000 рублей солидарно - отказать. Определение Арбитражного суда города Москвы от 18 сентября 2020 года по делу № А40-128284/15-24-335

Судебные акты арбитражных судов

Определение арбитражного суда города Москвы:

Определение арбитражного суда города Москвы (текстовая версия):

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
http://www.msk.arbitr.ru
О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
г. Москва Дело А40-128284/15-24-335
18 сентября 2020 года
Резолютивная часть определения объявлена 01 сентября 2020 года
Определение в полном объеме изготовлено 18 сентября 2020 года
Арбитражный суд города Москвы в составе: судьи Мироненко Э.В. (единолично),
при ведении протокола секретарем судебного заседания Рожковой Ю.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании заявление конкурсного управляющего о взыскании
убытков по делу о несостоятельности (банкротстве) КБ «Инвестиционный союз» (ООО),
С участием: согласно протоколу,
У С Т А Н О В И Л
Решением Арбитражного суда города Москвы от 03.09.2015 Коммерческий банк
«Инвестиционный союз» (общество с ограниченной ответственностью) признано
несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, функции
конкурсного управляющего возложены на Государственную корпорацию «Агентство по
страхованию вкладов».
В судебном заседании подлежало рассмотрению заявление конкурсного управляющего
КБ «Инвестиционный Союз» о взыскании солидарно с Расулова Мориса Рамазановича,
Козорезова Евгения Федоровича, Леонова Юрия Георгиевича, Фарманова Джавада Рахмановича,
Гаджиевой Наимы Изафудиновны, Бунеевой Ольги Викторовны, Арсланова Али
Ахмедпашаевича в пользу КБ «Инвестиционный Союз» (ООО) причиненные убытки в виде
реального ущерба.
Представитель конкурсного управляющего заявление о взыскании убытков уточнил в
порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просил
удовлетворить. Кроме того, конкурсный управляющий просил выделить в отдельное
производство требование о взыскании с Бунеевой О.В. в пользу КБ «Инвестиционный Союз»
(ООО) причиненных убытков в размере 3 018 939 574, 92 руб. солидарно с Расуловым И.Р. и
приостановить производство по обособленному спору в выделенной части до определения
правопреемника.
Представители Фарманова Д.Р., Леонова Ю.Г., Гаджиевой Н И., Козорезова Е.Ф.,
Арсланов А.А. по существу требований возражали по мотивам, изложенным в приобщенных к
материалам дела письменных пояснениях и отзывах, в том числе в связи с пропуском
конкурсным управляющим должника срока исковой давности.
Кроме того, представитель Расулова М.Р. ходатайствовал о проведении судебной
экспертизы рыночной стоимости векселей.
2
Арсланов А.А., представители Леонова Ю.Г., Фарманова Д.Р. поддержали направленные
в материалы дела ранее заявления о фальсификации доказательств.
Рассмотрев ходатайство о выделении в отдельное производство требования о взыскании с
Бунеевой О.В. в пользу КБ «Инвестиционный Союз» (ООО) причиненных убытков и
приостановлении производства по обособленному спору в выделенной части до определения
правопреемника суд приходит к следующим выводам.
Материалами дела подтверждается, что Бунеева О.В. 30.07.2020 умерла.
По общему правилу в состав наследства входит все имущество и долги наследодателя, за
исключением случаев, когда имущественные права и обязанности неразрывно связаны с
личностью наследодателя либо если их переход в порядке наследования не допускается
федеральным законом (статьи 418 и 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункт
15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О
судебной практике по делам о наследовании» (далее — Постановление № 9).
Ответственность контролирующих лиц в виде взыскания убытков является
разновидностью гражданско-правовой ответственности и наступает в связи с причинением вреда
имущественным правам кредиторов подконтрольного лица. В части, не противоречащей
специальному регулированию законодательства о банкротстве, к данному виду ответственности
подлежит применению положения глав 25 п 59 Гражданского кодекса Российской Федерации
(пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 № 53
«О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к
ответственности при банкротстве»).
Таким образом, долг наследодателя, возникший в результате привлечения его к
ответственности, в виде взыскания убытков входит в наследственную массу.
Иное толкование допускало бы возможность передавать наследникам имущество,
приобретенное (сохраненное) наследодателем за счет кредиторов незаконным путем,
предоставляя в то же время такому имуществу иммунитет от притязаний кредиторов.
Исходя из этого, для реализации права кредитора на судебную защиту не имеет значения
момент предъявления и рассмотрения иска о привлечении контролирующего должника лица к
ответственности: до либо после его смерти. В последнем случае иск подлежит предъявлению
либо к наследникам, либо к наследственной массе (при банкротстве умершего гражданина — § 4
главы X Закона о банкротстве) и может быть удовлетворен только в пределах стоимости
наследственного имущества (пункт 1 статьи 1175 Гражданского кодекса Российской Федерации).
При этом не имеет значения вошло ли непосредственно в состав наследственной массы то
имущество, которое было приобретено (сохранено) наследодателем за счет кредиторов в
результате незаконных действий, повлекших ответственность.
В силу положений пункта 3 части 1 статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации арбитражный суд обязан приостановить производство по делу в случае
смерти гражданина, являющегося стороной в деле или третьим лицом, заявляющим
самостоятельные требования относительно предмета спора, если спорное правоотношение
допускает правопреемство.
Производство по делу приостанавливается до определения правопреемника лица,
участвующего в деле (пункт 3 статьи 145 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации).
При этом согласно статье 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации, арбитражный суд первой инстанции вправе выделить одно или несколько
соединенных требований в отдельное производство, если признает раздельное рассмотрение
требований соответствующим целям эффективного правосудия.
Учитывая изложенное суд приходит к выводу о необходимости удовлетворить
ходатайство конкурсного управляющего должника, выделить в отдельное производство
требование о взыскании с Бунеевой О.В. в пользу КБ «Инвестиционный Союз» (ООО)
причиненных убытков в размере 3 018 939 574, 92 руб. солидарно с Расуловым М.Р. и
приостановить производство по обособленному спору в выделенной части.
В отношении ходатайств о фальсификации доказательств судом установлено следующее.
Согласно части 1 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим
3
Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых
арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих
требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие
значение для правильного рассмотрения дела.
Под фальсификацией доказательств по рассматриваемому арбитражным судом делу
понимается подделка, искажение с целью выдать за подлинное, настоящее вещественных
доказательств и (или) письменных доказательств (документов).
Закрепление в процессуальном законе правил, регламентирующих рассмотрение
заявления о фальсификации доказательства, направлено на исключение оспариваемого
доказательства из числа доказательств по делу. Сами эти процессуальные правила представляют
собой механизм проверки подлинности формы доказательства, а не его достоверности
(Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 № 560-О-О).
В обосновании своих заявлений о фальсификации доказательств Фарманов Д.Р.,
Арсланов А.А. и Леонов Ю.Г. ссылались на то, что представленные конкурсным управляющим
должника протоколы Совета директоров Банка содержат недостоверную информацию о
присутствии их на заседаниях Совета.
Таким образом, ответчики ссылаются на недостоверность изложенных в доказательствах
фактах, а не на подлинность названных протоколов.
В силу части 1 статьи 64 и статей 71, 168 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств,
обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные
обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела, на основании
представленных доказательств, при оценке которых он руководствуется правилами статей 67 и
68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации об относимости и
допустимости доказательств.
С учетом изложенного основания для удовлетворения заявлений о фальсификации
доказательств отсутствуют.
Не находит суд и оснований для удовлетворения ходатайства Расулова М.Р. о проведении
судебной экспертизы рыночной стоимости векселей.
В соответствии с частью 1 статьи 82 Арбитражного процессуального кодекса Российской
Федерации для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих
специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица,
участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В случае если назначение
экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки
заявления о фальсификации представленного доказательства, либо если необходимо проведение
дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по
своей инициативе.
Вопрос о необходимости проведения экспертизы, согласно статье 82 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации, относится к компетенции суда, разрешающего
дело по существу, удовлетворение ходатайства о проведении экспертизы является правом, а не
обязанностью суда.
В данном случае суд не находит предусмотренных статьей 82 Арбитражного
процессуального кодекса Российской Федерации оснований для проведения экспертизы, считает
возможным с учетом фактических обстоятельств дела рассмотреть заявление о взыскании
убытков с ответчиков по имеющимся в деле доказательствам.
При этом учитывая продолжительность рассмотрения настоящего обособленного спора и
неоднократные отложения судебных заседаний заявление Расуловым М.Р. ходатайства о
назначении судебной экспертизы в последнем судебном заседании расценивается судом, как
направленное на необоснованное затягивание процесса.
По существу заявленных требований суд, исследовав и оценив в совокупности в
соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, все
имеющиеся в материалах дела доказательства, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле,
приходит к следующим выводам.
На основании пункта 1 статьи 61.20 Закона о банкротстве в случае введения в отношении
должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, требование о возмещении должнику
4
убытков, причиненных ему лицами, уполномоченными выступать от имени юридического лица,
членами коллегиальных органов юридического лица или лицами, определяющими действия
юридического лица, в том числе учредителями (участниками) юридического лица или лицами,
имеющими фактическую возможность определять действия юридического лица, подлежит
рассмотрению арбитражным судом в рамках дела о банкротстве должника по правилам,
предусмотренным настоящей главой.
Согласно пункту 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое
в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица
уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им
юридического лица добросовестно и разумно.
На основании пункта 1 статьи 53.1 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо,
которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица
уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию
юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического
лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. В силу пункта 4 статьи 53.1
Гражданского кодекса Российской Федерации в случае совместного причинения убытков
юридическому лицу, его руководители обязаны возместить убытки солидарно.
В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо,
право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков,
если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками
понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет
произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества
(реальный ущерб), а также неполученные доходы.
Лицо, требующее возмещения убытков, должно представить доказательства
неправомерности действий ответчика либо ненадлежащего исполнения им своих обязательств,
доказательства наличия убытков и их размер, обосновать наличие причинно-следственной связи
между неправомерными действиями ответчика и наступившими для истца негативными
имущественными последствиями.
В соответствии с пунктом 2 статьи 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об
акционерных обществах», единоличный исполнительный орган общества и члены
коллегиального исполнительного органа общества несут ответственность перед обществом за
убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием).
В пунктах 2 и 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими
в состав органов юридического лица» (далее — Постановление № 62) указано, что
недобросовестность действий единоличного исполнительного органа, членов коллегиального
исполнительного органа, совета директоров юридического лица доказана, когда данные лица
организации знали или должны были знать о том, что совершили сделку (голосовали за ее
одобрение) с заведомо неспособным исполнить обязательство липом; неразумными считаются
такие действия указанных органов как не совершение действий, направленных на получение
необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой
практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся
обстоятельствах разумный директор, разумные члены коллегиального исполнительного органа,
совета директоров отложили бы принятие решения до получения дополнительной информации.
Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей
заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей
деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении
публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим
законодательством (пункт 4 Постановления № 62).
Материалами дела подтверждается, что Расулов М.Р. являлся Председателем Правления,
членом Совета директоров и участником КБ «Инвестиционный Союз» (ООО), Козорезов Е.Ф. —
председателем Совета директоров и участником Банка, Гаджиева Н.И. и Бунеева О.В. – членами
Правления Банка, Арсланов А.А. – член Совета директоров Банка, Леонов Ю.Г. и Фарманов Д.Р.
— членами Совета директоров и участниками КБ «Инвестиционный Союз» (ООО).
5
Конкурсный управляющий полагает, что в результате виновных действий ответчиков по
формированию активов Банка неликвидной ссудной и вексельной задолженностью, а также
изъятия денежных средств из кассы Банка перед отзывом лицензии и виновного бездействия
Расулова М.Р., выразившегося в непередаче конкурсному управляющему документов, на
основании которых ликвидные активы Банка (денежные средства) были замещены на
неликвидную ссудную задолженность, КБ «Инвестиционный Союз» (ООО) причинен ущерб в
размере 4 254 456 398,83 руб.
Так, в период с 03.09.2014 по 11.06.2015 Банком заключены 15 кредитных договоров с 12
юридическими лицами, общая сумма задолженности по которым на дату отзыва лицензии
составила 695 469 607,42 руб.
Денежные средства в полном объеме зачислены на расчетные счета заемщиков, открытые
в Банке и использованы ими.
По результатам анализа ссудной задолженности заемщиков — юридических лиц
установлено, что на момент предоставления кредитных средств они не вели реальной
хозяйственной деятельности и изначально не были способны исполнить обязательства по
предоставленным ссудам. В частности, заемщики имели плохое финансовое положение, ряд
компаний участвовали в схемных транзитных операциях, в схемных операциях по
рефинансированию ссудной задолженности, отчетность ряда компаний имела признаки
недостоверности.
Кроме того, по расчетным счетам заемщиков отсутствовали операции, характерные для
организаций, осуществляющих реальную хозяйственную деятельность в сопоставимом с
масштабом финансирования Банком объеме. У заемщиков отсутствовали работники или их
количество было незначительным, не соответствующим заявленной деятельности, в том числе с
учетом целей и объемов кредитования. Имелись и иные признаки, свидетельствующие о
неведении заемщиками реальной финансово-хозяйственной деятельности: массовый
руководитель, номинальный директор, дисквалифицированный директор, адрес массовой
регистрации и т.д.
Также конкурсным управляющим установлена связанность некоторых заемщиков друг с
другом и с Банком.
Помимо прочего заемщики прекратили обслуживание задолженности после отзыва у
Банка лицензии. При этом условиями кредитных договоров предусматривалось погашение
основного долга в конце срока кредитования.
Проведенная конкурсным управляющим судебная работа по взысканию ссудной
задолженности и результаты исполнительного производства не позволили даже частично
вернуть в конкурсную массу денежные средства с заемщиков в связи с отсутствием у них
имущества. Сами заемщики в судебные заседания при рассмотрении споров о взыскании
задолженности не являлись.
В отношении части заемщиков установлена негативная информация в рамках уголовного
дела № 11701007754000074, возбужденного 25.04.2017 в отношении Расулова М.Р., Кальянова
А.А., Чистова П.Е., Якубовича И.А., Циклаури Г.Г., Докучаловой И.В. и неустановленных лиц, в
том числе из числа руководителей и сотрудников Банка, АО КБ «Тусарбанк», ООО КБ «Пульс
столицы» по признакам преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 159 Уголовного
кодекса Российской Федерации, а именно установлено, что при оформлении кредитов у ООО
«ТПК «Себур», ООО «Аллюр», ООО «ИЛИНА», ЗАО «Торговый Дом «Байер АГ», ООО
«Айсберг», ООО «Транснефть-Ремсервис», ООО «ТПК Русхим», ООО «ТехСнабИнженерииг» не
имелось намерения возврата полученных денежных средств.
Аналогичным образом формировалась неликвидная ссудная задолженность и в
отношении физических лиц.
Так, в период с 18.04.2014 по 18.06.2015 Банком в лице Расулова М.Р. и Гаджиевой Н.П.
(в отношении кредитного договора 180/14К от 25.08.2014 с Макашариповым Нурмагометом
Магомеднуровичем) заключены 98 кредитных договоров с 97 физическими лицами, общая сумма
задолженности по которым на дату отзыва лицензии составила 2 332 169 967,50 руб.
При этом большая часть физических лиц, с которыми были заключены указанные
кредитные договоры, обратились в Банк с заявлениями о том, что кредиты они не брали и
кредитные договоры (расходные кассовые ордера) не подписывали. В отношении 57 физических
6
лиц решениями судов установлен факт фальсификации подписи на кредитных
договорах/расходных кассовых ордерах на основании судебных почерковедческих экспертиз, в
результате чего в удовлетворении исковых требований Банка отказано.
В отношении ряда физических лиц выявлены факты их плохого финансового положения
на дату выдачи кредитов, информация по доходам заемщиков, представленной в кредитном
досье, не соответствует данным налогового органа.
Ряд физических лиц участвовал в схемных операциях по рефинансированию ссудной
задолженности юридических лиц.
По части выданных физическим лицам кредитам отсутствует ликвидное обеспечение, а
по кредитным договорам 6 заемщиков (Белик Р.З., Герейханова М.Г., Заиграевой Н.П.,
Пигановой Н.В., Рыбаковой А.С. и Севостьянова С.Я.) обеспечение в принципе отсутствовало.
Ссудная задолженность Саакянц А.Ю. по кредитному договору 094-14К согласно данным
автоматизированной банковской системы и представленным в досье документам должна была
обеспечиваться недвижимом имуществом. Однако из сведений, содержащихся в Едином
государственном реестре прав на недвижимое имущество, следует, что право собственности на
это недвижимое имущество через месяц после выдачи Саакянц А.Ю. кредита перешло на иное
лицо и более того, имущество в настоящее время обременено залогом в пользу ПАО «Банк ВТБ
24». Таким образом, ипотека в пользу должника не была зарегистрирована и в данный момент
отсутствуют основания для регистрации такого обеспечения — в силу презумпции
добросовестности текущего собственника квартиры.
После отзыва у Банка лицензии физические лица, которым были выданы
рассматриваемые кредиты, также как и заемщики — юридические лица перестали обслуживать
долг.
Вышеуказанные обстоятельства подтверждают доводы конкурсного управляющего о том,
что сведения о заёмщиках — юридических и физических лицах, имевшиеся в кредитных досье и
полученные после отзыва лицензии, свидетельствуют о заведомой невозможности исполнения
ими обязательств по ссудам, то есть уже на момент заключения кредитных договоров заемщики
были не в состоянии осуществить погашение по предоставленным им ссудам.
Следовательно, причиной убытков, причиненных Банку в связи с невозможностью
взыскания задолженности по ссудам заемщиков, явились действия по выдаче кредитов заведомо
неплатежеспособным организациям, которые не вели хозяйственной деятельности или вели ее в
объемах не соизмеримых с объемом обязательств кредитного характера. Кроме того, причиной
убытков явились действия по выдаче кредитов неустановленным лицам с оформлением
поддельных документов по кредитованию физических лиц фальсификацией подписей па
кредитных договорах и расходных кассовых ордерах.
В соответствии с пунктом 3.1.1 Положения о порядке формирования кредитными
организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней
задолженности №254-П, утвержденного Банком России 26.03.2004 (далее — Положение №254-П),
Банк обязан оценивать кредитный риск по каждой выданной ссуде по результатам комплексного
и объективного анализа деятельности заемщика с учетом его финансового положения, качества
обслуживания долга по ссуде и иных существенных факторов. Согласно пункту 3.1.2 Положение
№254-П кредитная организация должна обеспечить получение информации, необходимой и
достаточной для формирования профессионального суждения о размере расчетного резерва.
Вместе с тем, в нарушение указанных норм Банком не была проведена объективная
оценка финансового положения заемщиков, не принята во внимание информация в отношении
заёмщиков, содержащаяся в открытых источниках (официальные сайты ФНС России, Росстата,
вестника государственной регистрации), а именно сведения о минимальном размере уставного
капитала, сведения о непредоставлении заемщиками отчетности в органы государственной
статистики с момента государственной регистрации. Кроме того, должником не проведена
оценка операций по счетам заемщиков в Банке, а также не проведена оценка его контрагентов.
Банк не обеспечил получение и анализ вышеуказанной информации, единственным
источником информации о финансовом положении заемщиков, на основании которого сделаны
мотивированные суждения в Банке, фактически являлись представленные заемщиками копии
бухгалтерской отчетности.
7
В соответствии с пунктом 3.5 Положения № 254-П (в редакциях, действовавших на
момент заключения сделок, причинивших Банку ущерб) на всех этапах оценки финансового
положения заемщика кредитная организация учитывает вероятность наличия неполной и(или)
неактуальной и (или) недостоверной информации о заемщике (о его финансовом положении,
состоянии его производственной и финансово-хозяйственной деятельности, цели, на которую
ссуда предоставлена заемщику и использована им, о планируемых источниках исполнения
заемщиком обязательств по ссуде) и об обеспечении по ссуде, а также вероятность наличия
отчетности и (или) сведений, недостоверных и (или) отличных от отчетности, и (или) сведений,
представленных заемщиком в органы государственной власти).
В нарушение положений пункта 3.5. Положения №254-П в момент выдачи
многомиллионных кредитов, несмотря на наличие такой возможности, достоверность
бухгалтерской отчетности заемщиков, как единственных документов, положенных в основу
профессионального суждения, не проверялась, не предпринималось также и попыток получить и
проверить информацию о количестве работников заемщика и иных сведений о финансовохозяйственной деятельности предприятий, имеющихся в кредитных досье.
Таким образом, при оценке Банком качества ссудной задолженности не предприняты
меры по получению информации для принятия решения на основании совокупности
предоставленных сведений и документов, а также по получению гарантий возврата выданных
ссуд в виде надлежащего обеспечения по ним.
Кредитные договоры с юридическими и физическими лицами подписывались Расуловым
М.Р. и Гаджиевой Н.П. (кредитный договор 180/14К от 25.08.2014 с Макашариповым Н.М.),
соответственно указанные лица, проявляя требующуюся от них осмотрительность должны были
установить перечисленные выше обстоятельства, свидетельствующие о невозможности возврата
полученных заемщиками кредитов.
С учетом изложенного суд приходит к выводу о представлении конкурсным
управляющим надлежащих доказательств наличия убытков и причинно-следственной связи
между неправомерными действиями Расулова М.Р., Гаджиевой Н.П. и наступившими для
должника негативными имущественными последствиями.
Однако суд не может согласиться с доводами конкурсного управляющего о наличии
оснований для взыскания убытков с Козорезова Е.Ф., Леонова Ю.Г., Фарманова Д.Р., Арсланова
А.А.
Как указывалось ранее, названные лица являлись членами Совета директоров Банка.
В обоснование своих требований о взыскании убытков с членов Совета директоров Банка
конкурсный управляющий представил в дело копии протоколов заседания Совета директоров КБ
«Инвестиционный Союз» (ООО) № 11-2-1 от 18.11.2014, № 12 от 03.12.2014, № 12-1-1 от
09.12.2014, № 3-8 от 31.03.2015 и № 4 от 03.04.2015.
Из содержания указанных протоколов следует, что на заседаниях Совета директоров КБ
«Инвестиционный Союз» (ООО) присутствовали все 5 членов Совета директоров (Козорезов
Е.Ф., Расулов М.Р., Арсланов А.А., Леонов Ю.Г., Фарманов Д.Р.) и все решения по вопросам
повестки дня указанных заседаний Совета директоров принимались единогласно, в том числе:
решения о предоставления кредитов (ссуд) ООО «Юнион» на сумму 120 000 000 руб., ОАО
«АгроИнвест» на сумму 95 000 000 руб., ООО «Симпекс Плюс» на сумму 100 000 000 руб., ООО
«СтройТехСервис» на сумму 1 500 000 руб., ООО «ТПК Русхим» на сумму 150 000 000 руб.,
всего па общую сумму 466 500 000 руб.
Однако во всех вышеперечисленных протоколах заседания Совета директоров содержатся
подписи Козорезова Е.Ф., в качестве Председателя Совета директоров, и Расулова М.Р., в
качестве Секретаря Совета директоров. Подписей иных членов Совета директоров, в этих
протоколах не содержится.
Арсланов А.А., Леонов Ю.Г., Фарманов Д.Р. отрицали факт участия в заседаниях Совета
директоров Банка, в том числе по причине нахождения на лечении в стационаре, а также
нахождении за пределами Российской Федерации.
Несмотря на истребование определением Арбитражного суда города Москвы от
17.09.2018 у Банка уведомлений либо иных документов, подтверждающих факт извещения о
проведении упомянутых заседаний Совета директоров Банка, конкурсный управляющий в
рамках настоящего обособленного спора такие документы не представил.
8
Также заявитель не предоставил в дело истребованные судом журнал регистрации или
иные доказательства, подтверждающие регистрацию членов Совета директоров КБ
«Инвестиционный Союз» (ООО) для участия в спорных заседаниях Совета директоров Банка,
и/или документы (бюллетени, решения) о голосовании членов Совета директоров КБ
«Инвестиционный Союз» (ООО), по вопросам повестки дня спорных заседаний Совета
директоров.
С учетом изложенного суд приходит к выводу о не представлении конкурсным
управляющим доказательств того, что Арсланов А.А., Леонов Ю.Г., Фарманов Д.Р. одобряли
выдачу каких-либо ссуд и/или заключение каких-либо сделок.
Как пояснил в судебном заседании Козорезов Е.Ф., большинство вопросов решалось в
банке посредством электронных коммуникаций, в том числе по скайпу. По сложившейся в банке
практике, заседания совета директоров фактически не проводились, соответствующие протоколы
составлялись позднее.
Кроме того, в соответствии с пунктом 12.25 Устава Банка, Совет банка осуществляет
свою деятельность на основании Положения о совете банка, утверждаемого общим собранием
участников.
Пунктом 12.28 Устава Банка, предусмотрена компетенция Совета Банка, к которой не
относиться одобрение кредитных или иных сделок, за исключением сделок в которых имеется
заинтересованность согласно Федеральному закону от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с
ограниченной ответственностью», за исключением случаев если сумма оплаты по сделке или
стоимость имущества, являющегося предметом сделки превышает два процента балансовой
стоимости имущества Банка, определяемой на основании данных бухгалтерской отчетности за
последний отчетный период, предшествующий дню принятия решений о совершении таких
сделок.
Таким образом, в соответствии с учредительными документами Банка и представленными
в материалы дела доказательствами, в компетенцию Совета директоров Банка не входило
принятия решений об одобрении предоставления кредитов, заключения иных сделок, в связи с
чем, в действиях или бездействиях членов Совета директоров не может усматриваться вина,
поскольку в их компетенцию не входило предоставление, подписание или одобрения сделок,
которые как полагает заявитель принесли убытки Банку.
Совет директоров не давал и не имел возможности и полномочий давать обязательные к
исполнению указания о выдаче кредитов; доказательства обратного суду не представлены.
Единоличным исполнительным органом Банка являлся Председатель Правления,
соответствующая запись была внесена в Единый государственный реестр юридических лиц.
Таким образом, конкурсным управляющим должника не доказано наличие оснований для
взыскания с членов Совета директоров Банка Козорезова Е.Ф., Арсланова А.А., Леонова Ю.Г.,
Фарманова Д.Р. убытков.
В своем заявлении конкурсный управляющий должника также просит взыскать с
Расулова М.Р. убытки, причиненные безвозмездным отчуждением денежных средств
посредством снятия их из кассы Банка, заключением сделок по покупке неликвидных векселей и
замещению ликвидных активов (прав требования к юридическим лицам, ведущих реальную
хозяйственную деятельность) на неликвидные активы (права требования к техническим
компаниям), а также за не передачу документации КБ «Инвестиционный Союз» (ООО).
Так, балансовыми счетами Банка и оригиналами расходных кассовых ордеров
подтверждается факт выдачи из кассы Банка 18.06.2015 денежных средств физическим лицам в
совокупном размере 71 000 000 руб., 801 390 долларов США (что по курсу ЦБ РФ па 18.06.2015
составляло 43 194 840,86 руб.) и 259 960 евро, (что по курсу Банка России на 18.06.2015
составляло 15 791 322,19 руб.)
При этом, как следует из расходных кассовых ордеров, получателями денежных средств
были указаны участники Банка Ольховатская В.И. (1 000 000 руб.), Козорезов Е.Ф. (84 390
долларов США, 259 960 евро), Четкова Н.А. (15 000 000 руб., 717 000 долларов США), Леонов
Ю.Г. (25 000 000 руб.) и Фарманов Д.Р. (30 000 000 руб.)
Однако в ходе рассмотрения Арбитражным судом города Москвы обособленного спора
по заявлению Банка о взыскании с вышеуказанных лиц денежных средств, полученных ими из
кассы Банка, была назначена судебная почерковедческая экспертиза, согласно которой подписи
9
на расходных кассовых ордерах от Четковой Н.А. Ольховатской В.И., Козорезова Е.Ф.,
Фарманова Д.Р. выполнены другими лицами с попыткой подражания подлинным подписям, в
отношении подписи Леонова Ю.Г. аналогичный вывод приведен в вероятностной форме
(заключение эксперта ФБУ «Российский федеральный центр судебной экспертизы при
Министерстве юстиции Российской Федерации» № 4710/06-3 от 14.03.2018).
Таким образом, 18.06.2015 в момент исполнения Расуловым М.Р. обязанностей
председателя Правления из кассы главного офиса Банка в пользу неустановленных лиц были
отчуждены наличные денежные средства в совокупном размере 129 986 163,05 руб.
Также в период с 18.07.2014 по 18.06.2015 Расулов М.Р. заключил договоры куплипродажи ценных бумаг, в соответствии с которыми Банк приобрел простые векселя ООО
«АстерТрейд», ООО «ТД Курс», ООО «Стройполимерторг», ООО ФА «АВЕРИО», ООО
Перестраховочная компания «СОТИС», ООО «АгроПромАлтай», ООО «СВР», уплатив взамен
денежные средства в качестве цены векселей.
При этом ООО «АстерТрейд», ООО «ТД Курс», ООО «Стройполимерторг» внесены
налоговыми органами в реестр компаний, не предоставляющих налоговую отчетность более
года, в отношении них установлены сведения об отсутствии по юридическому адресу,
установлены сведения о регистрации по адресу массовой регистрации.
Вексельная задолженность ООО ФА «АВЕРИО» в период конкурсного производства не
обслуживалась. Векселедатель внесен налоговым органом в реестр компаний, не
предоставляющих налоговую отчетность более года. В связи с превышением размера вексельной
задолженности над выручкой ООО ФА «АВЕРИО» в сопоставимые периоды, финансовое
положение векселедателя оценивается как плохое. Кроме того, в соответствии с отчетом об
оценке рыночной стоимости имущества от 05.09.2016 № ИО-0916-04 рыночная стоимость
простых векселей ООО ФА «АВЕРИО» в четыре раза ниже стоимости их приобретения Банком.
По состоянию на дату отзыва лицензии у Банка имелось 34 простых векселя ООО
Перестраховочная компания «СОТИС» номинальной стоимостью 127 800 000 руб. При этом
финансовое положение векселедателя в период с 31.03.2012 по 31.03.2015 являлось
неустойчивым, что, в частности, подтверждается отчетом руководителя временной
администрации ООО Перестраховочная компания «СОТИС» Кулакова И.А. об анализе
финансового состояния должника, проведенного в рамках дела о банкротстве компании (№ А40-
30065/2016).
Кроме того, в соответствии с отчетом от 05.09.2016 № ИО-0916-04 об оценке рыночной
стоимости имущества рыночная стоимость приобретенных Банком векселей ООО
Перестраховочная компания «СОТИС» значительно ниже их покупной цены, уплаченной
Банком (более чем в два раза).
Вексельная задолженность ООО «АгроПромАлтай» является заведомо безнадежной в
виду наличия номинального директора, отсутствие финансовой/налоговой отчетности в СПАРК,
наличия признаков недостоверности данных отчетности.
Векселедатель ООО «СВР» внесен налоговым органом в реестр компаний, не
предоставляющих налоговую отчетность более года, и в отношении него принято
регистрирующим органом решение о предстоящем исключении юридического лица из Единого
государственного реестра юридических лиц (как недействующее юридическое лицо).
Таким образом, убытки от перечисленных сделок обусловлены решениями Расулова М.Р.
о заключении договоров купли-продажи неликвидных векселей (ценных бумаг заведомо
неплатежеспособных организаций) и исполнении данных договоров путем перечисления
контрагентам денежных средств в качестве уплаты цены приобретенных векселей.
Что касается замещения ликвидных активов (прав требования к юридическим лицам,
ведущих реальную хозяйственную деятельность) на неликвидные активы (права требования к
техническим компаниям) судом установлено следующее.
КБ «Инвестиционный Союз» (ООО), в лице Расулова М.Р., уступило 10.11.2014 ООО
«Промышленный базис» задолженность ЗАО «МСК Еврострой» по договору № 305-12 от
21.12.2012 на сумму 55 301 369,86 руб. Однако по состоянию на дату отзыва лицензии
задолженность ООО «Промышленный базис» перед Банком по договору уступки прав
требований не погашена.
10
При этом ООО «Промышленный базис» имеет признаки отсутствия реальной финансовохозяйственной деятельности: адрес массовой регистрации, отсутствие актуальной финансовой/
налоговой отчетности в СПАРК, последняя имеющаяся в СПАРК бухгалтерская отчетность с
нулевыми показателями, сведения в Едином государственном реестре юридических лиц
признаны недостоверными, является компанией, отсутствующей по юридическому адресу,
среднесписочное количество человек но данным налогового органа составило 1. Кроме того, в
отношении ООО «Промышленный базис» 17.01.2017 и 19.07.2017 получены постановления об
окончании исполнительного производства в связи с тем, что невозможно установить
местонахождение должника, имущество не выявлено.
18.06.2015 Банк заключил договор № 1806/15 мены ценных бумаг с ООО «Страховой
брокер «Южный трап», по условиям которого должник передал в собственность ООО
«Страховой брокер «Южный трап» ликвидные векселя трех страховых компаний, а именно:
— векселя ООО «Финансовое Перестраховочное Общество» (номинальная стоимость 171
750 000 руб.);
— векселя ООО «Страховая компания «Проспект» (номинальная стоимость 174 600 000
руб.);
— векселя ООО «Страховая компания «Высота» (номинальная стоимость 139 600 000
руб.).
Взамен Банк получил в собственность векселя ООО «Интертехно», ООО «БизнесТрейд»,
ООО «Архитектремонт», ООО «МариэльГрупп», обладающими признаками технических
компаний в связи с превышением размера вексельной задолженности над выручкой
векселедателей в сопоставимые периоды. Кроме того, векселедатели не обслуживали вексельную
задолженность, они внесены налоговыми органами в реестр компаний, не предоставляющих
налоговую отчетность более года, руководители данных компаний имеют признаки массовых.
В соответствии с отчетом от 05.09.2016 № ИО-0916-04 об оценке рыночной стоимости
имущества рыночная стоимость приобретенных Банком векселей более чем в пять раз ниже их
номинальной стоимости.
При этом Банк вопреки пункту 3.5 Положения №254-П не сформировал вексельные досье
на векселедателей, соответственно их финансовое положение и платежеспособность не
проверялась и не оценивалась.
Из разъяснений, изложенных в пункте 5 Постановления № 62 следует, что в случаях
недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и работников
юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим
лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки
(пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Следовательно, исходя из вышеизложенного, имеются основания для возложения
ответственности за совершение сделок, причинивших Банку ущерб не только на подписантов
соответствующих документов, но и на лицо, обязанное осуществлять соответствующий контроль
за их действиями, а именно на председателя Правления Банка Расулова М.Р., исполнявшего
обязанности в течение всего периода, в котором заключались сделки, причинившие Банку
убытки.
Организация председателем правления Банка ненадлежащей системы управления
кредитной организацией, при которой лица, принимающие решения о выдаче кредитов, не
проводили комплексного анализа деятельности заемщиков, а также необеспечение надлежащего
контроля за деятельностью сотрудников Банка, обеспечивающих функционирование кассы
Банка, и контроль за сохранностью денежных средств, находящихся в ней, является основанием
признания действий Расулова М.Р. недобросовестными и неправомерными.
Вышеуказанное бездействие председателя правления Банка Расулова М.Р. не только
привело к замещению ликвидных активов на балансе Банка в размере 4 124 470 235,78 руб. на
невозвратную ссудно-вексельную задолженность физических и юридических лиц, но и
позволило неустановленным лицам получить наличные денежные средства из кассы главного
офиса Банка в совокупном размере 129 986 163,05 руб.
В отношении доводов конкурсного управляющего должника о наличии оснований для
взыскания с Расулова М.Р. убытков за не передачу документации Банка судом установлено
следующее.
11
В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 2 Постановления № 62,
недобросовестность директора считается доказанной если после прекращения своих полномочий
он удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся
обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица
Временной администрации от руководителей Банка не переданы документы, отражающие
экономическую деятельность кредитной организации, среди которых: 29 кредитных договоров с
физическими лицами (как оригиналов, так и копий), приложения к договорам залога в
отношении большинства заемщиков юридических лиц.
Не переданы 55 оригиналов кредитных договоров с физическими лицами (имеются
только копии договоров). По ряду заемщиков-физических лиц отсутствуют не только копии
кредитных договоров, но и оригиналы/копии расходных кассовых ордеров, в связи с чем
невозможно провести судебную работу по взысканию задолженности.
Кроме того, непередача документов не позволяет Банку взыскать убытки в лиц,
принявших решение о совершении той или иной сделки.
Являясь единоличным исполнительным органом Банка, Расулов М.Р. в нарушение пункта
12.1 Положения Банка России «О временной администрации по управлению кредитной
организацией» от 09.11.2005 № 279-П, Приложения № 2 к указанному Положению и статьи 24
Закона о банках и банковской деятельности, при освобождении от должности не передал в
полном объеме документы Банка временной администрации, не обеспечил сохранность
документов, а также не уведомил о предпринятых мерах Банк России.
Таким образом, бездействие Председателя Правления Банка Расулова М.Р., выразившееся
в непередаче временной администрации и конкурсному управляющему (не обеспечении
сохранности) всего пакета документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные
последствия для Банка, является недобросовестным.
Данное бездействие Расулова М.Р. лишило Банк возможности возместить понесенные
убытки непосредственно с причинителя вреда.
На основании изложенного суд приходит к выводу о представлении конкурсным
управляющим должника надлежащих доказательств наличия оснований для взыскания с
Расулова М.Р. и Гаджиевой Н.И. (в размере 6 000 000 руб. по кредитному договору с
Макашариповым Н.М.) заявленных убытков.
При этом суд отклоняет заявленные ответчиками доводы о пропуске конкурсным
управляющим должника срока исковой давности.
Приказом Банка России от 19.06.2015 № ОД-1394 с 19.06.2015 у КБ «Инвестиционный
Союз» (ООО) была отозвана лицензия на осуществление банковских операций, временная
администрация также была назначена 19.06.2015.
Иск по настоящему делу был подан в суд 19.06.2018.
Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации если законом
не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или
должно было узнать о нарушении своего нрава и о том, кто является надлежащим ответчиком по
иску о защите этого нрава.
Учитывая, что срок исковой давности подлежит исчислению со дня назначения
временной администрации и применяя положения статьи 191 Гражданского кодекса Российской
Федерации, согласно которым течение срока, определенного периодом времени, начинается на
следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его
начало, первым днем течения трехлетнего срока исковой давности является 20.06.2015,
последним – 20.06.2018.
Следовательно, конкурсным управляющим срок исковой давности не пропущен.
На основании изложенного и руководствуясь статьей 61.20 Закона о банкротстве,
статьями 15, 53, 53.1,199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 156, 184,
185, 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд
О П Р Е Д Е Л И Л:
Удовлетворить ходатайство конкурсного управляющего КБ «Инвестиционный союз»
(ООО) ГК «АСВ».
12
Выделить в отдельное производство требование о взыскании с Бунеевой Ольги
Викторовны в пользу КБ «Инвестиционный Союз» (ООО) причиненных убытков в размере 3 018
939 574, 92 рублей солидарно с Расуловым Морисом Рамазановичем.
Приостановить производство по обособленному спору в выделенной части о взыскании с
Бунеевой Ольги Викторовны в пользу КБ «Инвестиционный Союз» (ООО) причиненных
убытков в размере 3 018 939 57, 92 рублей до определения правопреемника.
Отказать в удовлетворении заявлений Фарманова Д.Р., Леонова Ю.Г., Арсланова А.А. о
фальсификации доказательств.
Отказать в удовлетворении ходатайства Расулова М.Р. о проведении судебной экспертизы
рыночной стоимости векселей.
Взыскать с Расулова Мориса Рамазановича в пользу КБ «Инвестиционный Союз» (ООО)
убытки в размере 4 254 456 398,83 рублей.
Взыскать с Гаджиевой Наимы Изафудиновны в пользу КБ «Инвестиционный Союз»
(ООО) убытки в размере 6 000 000 рублей.
Во взыскании убытков с Козорезова Евгения Федоровича, Леонова Юрия Георгиевича,
Фарманова Джавада Рахмановича, Арсланова Али Ахмедпашаевича в размере 466 500 000
рублей солидарно — отказать.
Определение может быть обжаловано в Девятый арбитражный апелляционный суд в
десятидневный срок с даты изготовления в полном объеме.
Судья Э.В. Мироненко

Адвокаты в Москве

Нужна помощь адвоката?

Оставьте свой контактный номер телефона. Адвокат свяжется с Вами и назначит встречу для предоставления бесплатной юридической консультации и анализа материалов по делу:

Адвокаты в Москве на защите прав Доверителей даже в самых сложных ситуациях: банкротство юридических лиц, субсидиарная ответственность, защита от уголовной ответственности.

© 2024 · Коллегия адвокатов в Москве · Рогачев, Высоцкий и партнеры · Все права защищены.

ИНН: 7704329669 · КПП: 770401001 · ОГРН: 1157700015076 · Россия, г. Москва, Москва-Сити, Пресненская набережная, дом 8, строение 1, МФК «Город Столиц», Башня «Санкт-Петербург», этаж 21, офис 213